намерен много говорить

Такие русые волосы. Такая белая кожа. Какой мягкий голос. Какое мягкое тело.

И зачем я это записал?

Но мне нравится то, что я чувствую, когда это читаю. 

Почему я должен притворятся? Притворяться — скучно. И та аризонская сцена больше не кажется странной. Мы бы сыграли в ту игру. С револьвером и с одной пулей в нем, стреляли бы по очереди в себя, пока бы пуля не дошла, до кого нужно. И тот, кто стрелял бы не по правилам, был бы, скорее всего, я. 

А потом поэты пишут, что вечно любить невозможно. Ахахахах. Думаю, я доказал себе, что хотел. Если любовь — это кокаин, а ты не собираешься прекращать быть наркоманом, но всего лишь увеличиваешь и увеличиваешь дозы, это всего лишь тебя убьет. «Это тебя убьет» — сказал я голосом чела, который озвучивал «Кофе и сигареты».

___

Я написала, что не хочу возвращаться. Да и изменится ли наше трансовое и неживое состояние? Я не знаю. Нет. Скорее всего нет. 

Помню, кстати, посылала Трусу мусорные рисунки Игги, она посылала мне стихи, посвященные Моррисону. У каждого свои герои, верно? Смешно и странно было видеть их противопаставление на одной странице в «книге, которая должна быть на столе у всех наших». Нет, я знала, что Игги тащился от дорз, но не знала, что о них можно говорить на одной страницеXD. Я вообще дохуя чего не знала.

Между Игги Попом и Джимом Моррисоном не было ничего общего. Игги был опасен.

Теперь Том Верлен и Ричард Хелл. Такие игры с поисками общего у себя и у своих героев убивают меня как человека.

У меня тут на салфетках написано… кажется, я записала это ночью… «я всего лишь хочу создать что-то рок-н-ролльное». И написала это Д.Л. Конечно, я писала о картинах. Они должны быть уродливыми и небрежными. Оставьте меня в покое и «не критикуйте то, чего не можете понять»(Дилан).

Д.Л. понимает. 

Но, догадываюсь, этот цирк нужно оставить там же, где он и начался. В этой комнате. И никому не следует его видеть. Такого не бывает. К этому никто не готов. Все это… выдумано. 

И еще. Скорпы. Я хотел на них три года подряд. Три года подряд они приезжали с «прощальным туром», ахахах, а я так и не ходил. Но, боже, как я хотел! И вот. Билеты лежат на верхней полке. Через 4 дня я уже буду там. А что я чувствую? Ничего.

Обсудить у себя 9