Cacophony

Никогда не думала, что мне когда-то негде будет побыть одному. А я ведь и понятия не имею, каково это иметь семью, в которой больше двух человек. 

Слушаю The doors. И это напоминает мне Труса. Которого кстати уже нет. Остался лишь Лохматый Эм, которого я не знаю. /а может и знаю, может просто забыл/ Но дело в том, что The doors — это лишь Трус для меня. И только он. Я хочу убить его. Из моего оружия, которым я убиваю птиц. 

Ну а он… а он безоружен. 

И это воспоминание, которое я создал. И я все еще не против, что мертвые мокрые птицы взлетают с асфальта и улетают к тебе. Возможно, я просто скучаю. По ним. И по тебе. Как жаль, что я их убил.

***

Влад обижается, когда я не составляю ему компанию. Но он просто не знает, что мне надоело составлять компанию. Я устал. Мизантропы так не могут. /кто виноват, что ты устал?/  

И я не могу понять, что тут было раньше. Мне трудно вспомнить, потому что люди в моей комнате — это что-то новое. Это что-то странное. И я теряюсь. И смотрю свой рестлинг. Четыре часа подряд.

А когда я умер,

По-прежнему не было никого,

Кто бы это опроверг.

Обсудить у себя 5